Хорошие и плохие войны — статья для журнала Лехаим

Наивные люди уверены, что война — это плохо. Они все еще пребывают в постыдной уверенности, что конфликты следует разрешать путем переговоров и составления мирных соглашений с хеппи­-эндом и со столпо­творением народа на лужайке у Белого дома в Вашингтоне, нетвердым рукопожатием и вымученными улыбками, направленными в объективы фотокамер всех мировых информационных агентств. Еще более наивные люди полагают, что войны делятся на справедливые и несправедливые. В справедливых войнах униженные и оскорбленные воюют против унижающих и оскорбляющих, побеждают обязательно первые и концовка примерна та же, с улыбками на лужайке. И нужно не забыть перековать мечи на орала.

Средства массовой информации обожают войны. Это вовсе не означает, что в редакциях по всему миру окопались люди, жаждущие крови и трупов. Война в этом случае — абсолютно беспроигрышная ставка. Всегда есть о чем рассказать и, главное, что показать. Война обеспечивает СМИ постоянно меняющуюся картинку, что, в свою очередь, гарантирует рейтинг. Люди любят, когда кому­-то еще хуже, чем им самим, и поэтому все смотрят новости.

С точки зрения СМИ, у «хорошей» медийной войны или военного конфликта есть два непременных атрибута. Должно быть предельно ясно, кто плохой и кто хороший. Соответственно, плохих ругаем, а хороших восхваляем. Еще лучше, когда хорошие — слабые и затюканные, а плохие обижают слабых. При таком раскладе любому журналисту, отправляющемуся в зону военных действий, понятно, что передавать и как об этом рассказывать.

Второе важное условие правильной медийной войны: должен быть победитель. Идеально, когда победитель — из хороших, правильных. Но даже если победитель и нехороший, то, во-­первых, можно еще какое­-то время поносить победителя, а во-­вторых, поскольку все мы верим, что добро обязательно победит зло, то передается некий подтекст, что еще не все потеряно, следовательно, с точки зрения газетчиков и телевизионщиков, намечается продолжение банкета.

Война в Ливии была идеальной медийной войной. Плохой Каддафи обижал слабый, но гордый ливийский народ. Ливийцы долго терпели и наконец восстали против тирана. Такая вой­на — редкая удача. Посудите сами: как замечательно смотрятся на теле­экране плохо вооруженные и разношерстно одетые повстанцы, воюющие против регулярной армии. А тут еще мировое сообщество вдруг прозрело и бросилось помогать простому ливийскому народу кто чем может. Телевизионщики просто сияли от счастья. После долгих и продолжительных боев диктатор низложен, и в скором времени в Ливии засияют начищенные до блеска парламентаризм и демократия, почти как в Англии. Ну даже если и не засияют, то кто ж это увидит — войны уже нет, и все телевизионщики давно разъехались по новым командировкам.

Сирия — тоже неплохо. Хоть и многовато откровенно жестоких сцен, которые крайне не рекомендуется показывать благочинным телезрителям, опасаясь за их шаткую психику. Да и мировое сообщество пока не торопится засучить рукава и броситься на помощь угнетенным сирийцам. С победителем в этом конфликте тоже пока не все ясно. Но в общем и целом вполне себе вписывается в канву правильной медийной войны.

Зато медийщики лютой ненавистью ненавидят военные действия между Израилем и палестинцами! Казалось бы, чем ни хлебный регион: каждые несколько лет затевается очередная заварушка, бомбят, стреляют, можно снять неплохую картинку. Но ведь там сам черт не разберется, кто прав, кто виноват и кто начал первым на этот раз. Поэтому, как только в Израиле начинаются очередные военные действия, все ведущие мировые СМИ сразу разбиваются на две команды. Первая команда решает устроить себе легкую жизнь и заранее договаривается, что во всем виноват Израиль. Главное здесь — ни в коем случае не поступаться принципами и не давать фактам ввести себя в заблуждение. Ракеты падают на южные города Израиля — все из-­за того, что Газа вот уже который год в блокаде. Взрыв автобуса в центре Тель­Авива — нехорошо, конечно, но ведь и мирные палестинские рыбаки не смогли давеча выйти за уловом в море, которое непрерывно бороздят корабли израильских оккупантов.

Вторая группа — это медийщики-­камикадзе. Они сами решают устроить себе «вырванные годы» и поэтому всеми правдами и неправдами стараются представить сбалансированную картину конфликта. Этим ребятам не позавидуешь. Ну посудите сами: какая там сбалансированная картина? Одна сторона, в Газе, вот уже много лет ведет соревнования по запуску ракет в сторону Израиля, и несколько национальных палестинских команд постоянно соревнуются между собой по частоте запусков и точности попаданий ракет. Израильская же сторона все эти годы лишь грозит соседям пальчиком, ну-­ну-­ну, а у себя устраивает скоростные забеги населения в бомбо­убежища. Причем некоторые представители этого относительно нового для жителей южных городов Израиля вида спорта насобачились в этом деле настолько, что успевают добежать до укрытий за какие-­то несколько десятков секунд. За такой короткий отрезок времени никакой телевизионный сюжет не снимешь!

Поэтому, покуда обе стороны продолжали вялотекущий обмен ракетами, мировое медийное сообщество всячески этот процесс игнорировало. И лишь когда израильтяне наконец решили вернуться к своему излюбленному амплуа и устроили в Газе показательное шоу под названием «точечная ликвидация», во всех ведущих СМИ была дана команда к бою. Так мировое сообщество узнало, что начался очередной виток затянувшегося арабо­-израильского конфликта.

В отличие от прошлого, в этот раз СМИ из-­за команды «не поступаться принципами» ждали нелегкие времена. Все было совсем не так безапелляционно и однозначно, как в 2009 году, и задача не дать фактам ввести себя в заблуждение становилась все сложнее. Да, были ошибки. Ну написала как­-то газета «Гардиан», что за последние сутки Израиль выпустил сотни ракет по Газе, перепутав «Хамас» и израильскую армию, и что? Там и там все чернявые и носатые, пойди разбери, кто есть кто.

И главное, телезритель нынче пошел другой. Разборчивый. Им подавай страдающих детей и женщин. Плечистые бородачи с автоматами Калашникова, в репертуаре которых лишь «Аллах акбар», не воспринимаются больше как мирное население. А картинок со страдающим мирным населением на этот раз очень не хватало. Поэтому периодически приходилось заимствовать подобные картинки из соседней Сирии. Претензий от сирийцев на авторские права не поступало.

А вот жалоб от придирчивых зрителей было много, как никогда. Люди явно не понимают специфику работы СМИ в зонах военного конфликта. Вот показал репортер британской Би-­би-­си жертву израильской агрессии — тяжело раненного мирного палестинца, а та жертва вдруг встала и побежала, как ни в чем ни бывало. И что? Репортер — не патологоанатом, он не может тыкать пальцем каждого пострадавшего на предмет готов — не готов. Однако мировое сообщество не оценило этих тонкостей работы телевидения под огнем и обвинило телевизионную корпорацию в фальшивке.

Израиль на этот раз вообще крайне осложнил работу международных средств массовой информации. Как хорошо было в 2009 году: Израиль бомбит все подряд, журналистов в Газу не пускают, израильские представители как будто воды в рот набрали — вещай себе, что хочешь. А тут что? Жертвы и разрушения в Газе, конечно, есть, но на геноцид явно не тянет. Более того, видно, что израильтяне очень стараются мирное население не задеть. Ну какая тут картинка для телевидения. Дальше — хуже. Израиль все время умудряется донести свою позицию, если не через традиционные СМИ, то в Интернете и социальных сетях. И что говорит-­то? Нам эта Газа сто лет в обед не нужна, мы оттуда еле ноги унесли и возвращаться не собираемся даже в самом страшном сне. Нам и надо­-то всего ничего — чтобы наших мирных жителей не обстреливали да чтобы не свозили в Газу образцы ракетного вооружения со всего мира.

Правда, под конец военных действий Израиль все же не выдержал и разбомбил жилой дом с целой палестинской семьей. Мировые СМИ почувствовали, что и на их улицу пришел праздник, и отрывались по полной. Настолько, что даже на некоторое время смогли забыть про любимую Сирию, в которой в то же самое время погибло непропорционально большое количество мирного населения. Но в Газе была намного более правильная картинка.

Более того, на этот раз традиционные СМИ почувствовали, что почва начинает уходить у них из­-под ног. Это раньше они были эксклюзивным поставщиком новостей, а сейчас их все заметнее и заметнее теснил Твиттер. Оказалось, что израильтяне очень неплохо научились им пользоваться. Настолько неплохо, что количество подписчиков на израильские аккаунты росло во время конфликта не по дням, а по часам. В общем, журналистам большинства уважающих себя СМИ за время последней кампании пришлось изрядно попотеть. Приходилось посылать коррес­пондентов по обе стороны линии огня, выдавая в эфир позиции обеих сторон. Пришлось приглашать в эфир и терпеливо выслушивать и израильскую сторону тоже, не переставая удивляться, что на этот раз Израиль не только не молчит, но ему еще и сказать есть что.

Так что после объявления о прекращении огня во всех новостных редакциях был слышен лишь один звук — возглас облегчения.

Опубликовано в журнале Лехаим, январь 2013 г.

Еще о конфликте в Газе:

Лучшие видео-образцы произраильской пропаганды

Простите, что не с вами

Поделиться в соц. сетях

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий