Танго с диаспорой

Дискуссия на тему «что нам делать с нашей диаспорой» развивается в Израиле по синусоиде, то есть вялотекущим образом. Бывают взлеты, обусловленные вспышками антисемитизма и призывами срочно и окончательно спасти всех евреев. Бывают падения, когда кипучая энергия всех имеющих хоть какое-то отношение к делу инстанций временно направляется в иное русло. Израильские вершители судеб еврейских общин доселе не блистали фантазией: варианты предлагаемых «решений еврейского вопроса» традиционно колебались от «взять всех и репатриировать» до «мы их научим родину любить».

У еврейских деятелей в диаспоре подобные попытки давно уже вызывают резкие приступы аллергии, поэтому их диалог с Израилем до боли напоминает хорошо известную беседу немого с глухим. В последние месяцы в Израиле наблюдается очередной виток дискуссии. Правда, на этот раз обошлись без привычной патерналистской риторики, и к диалогу о судьбе диаспоры пригласили… саму диаспору. Что уже само по себе вселяет некоторый оптимизм.

Инициатива перезагрузки отношений диаспоры с Израилем принадлежит молодому, но очень амбициозному министру по делам диаспоры Нафтали Беннету. Он, как религиозный еврей и сионист, в отличие от многих других, понимает, что без правильно выстроенных взаимодополняющих отношений с диаспорой Израилю далеко не уйти. Точно так же как и самой диаспоре невозможно развиваться без Израиля. Беннет неожиданно сказал вслух то, что все и так прекрасно знали, но старались не озвучивать: «В Израиле мы привыкли воспринимать еврейский мир исключительно как резервуар алии и большой толстый кошелек».

То есть первый и очень важный этап — осознания взаимозависимости и необходимости партнерства — пройден. Дальше больше. В Израиле созрела готовность не только разрабатывать совместные с диаспорой программы, но и финансировать их. По сообщениям СМИ, речь идет о весьма внушительных суммах: от 30 млн долларов в этом году и до 300 млн ежегодно в течение ближайших пяти лет. Это уже не просто долгосрочная инвестиция — это революция. Если этим планам суждено быть воплощенными в жизнь, израильский налогоплательщик будет финансировать еврейскую жизнь своих соплеменников за рубежом. Надеюсь, программа не будет вынесена в Израиле на всенародный референдум, ибо результаты подобного плебисцита легко можно предсказать. Рядового израильтянина меньше всего на свете волнуют проблемы еврейской самоидентификации и ассимиляции евреев Канады, Франции или Казахстана (где это?). И уж точно он не готов финансировать решение этих проблем из собственного кармана. Пройдет немало времени, пока евреи диаспоры превратятся для израильтян из толстого кошелька в равноправных партнеров. Без учета этого аспекта и интенсивного образовательного процесса, начинающегося еще со школьной скамьи, любая долгосрочная инициатива по работе с диаспорой обречена на провал.

В настоящее время действует рабочая группа, объединившая представителей всех профильных израильских структур и крупнейших еврейских общин диаспоры. Черновик плана работы с основными идеями был оглашен на заседании этой группы в ноябре, а детальный план и бюджет представят на рассмотрение израильского правительства в ближайшее время. Правда, уже появились первые обиженные из числа представителей не самых крупных общин, которых туда не позвали. Как и следовало ожидать, речь идет в основном о представителях Центральной и Восточной Европы. Здесь действительно существует серьезная проблема. Каждый, кто хоть немного имел дело с еврейскими так называемыми общинами в Восточной Европе и на постсоветском пространстве, прекрасно знает, что там «чем дальше в лес, тем толще партизаны». Российские, украинские и прочие общины принципиально отличаются от американских или западноевропейских. У евреев Запада есть давно сложившаяся структура: федерации в Северной Америке или же синагоги в Европе, объединенные в зонтичные организации. Это, по сути, и есть община. В СНГ ничего подобного нет и непонятно, появится ли. Пока есть только еврейские организации, каждая из которых борется за почетное право стать эксклюзивным представителем евреев этой страны (в основном перед лицом местной власти).

Еще одним революционным моментом концепции новой программы является понимание того, что связь с Израилем стала не просто необходимым, но и центральным элементом еврейской самоидентификации. Ранее подобное понимание существовало лишь в отношении бывших советских евреев, рассеянных по всему миру. Оказавшиеся в США, Канаде, Германии русскоязычные евреи, не имея особых знаний о еврейской истории, культуре и религии, оказались дезориентированными в новой для них реальности. Местные общины и синагоги с характерной для них косной структурой не были способны стать для русскоязычных евреев объединяющим элементом. Общий знаменатель нашелся весьма неожиданно: благодаря наличию родственников в Израиле русскоязычное еврейство стало наиболее тесно связанной с еврейским государством общиной, и связь эта превратилась в консолидирующий фактор. На Западе же краеугольными камнями еврейской идентичности до сего дня считались еврейское образование и членство в еврейской общине. Теперь же ориентация на Иерусалим призвана слегка потеснить прежние приоритеты.

Одним из наиболее проблемных пунктов обсуждаемой программы является вопрос о гражданах Израиля, временно или постоянно проживающих за его пределами. Таковых, по разным оценкам, насчитывается от 650 тысяч до миллиона. Израильтяне, люди независимые, за годы жизни на чужбине с местными еврейскими общинами не то что не смешиваются, а сознательно стараются обходить их стороной. Так что для Израиля, по сути, существуют две параллельные диаспоры: одна — из евреев-аборигенов, вторая — из пришлых израильтян. Игнорировать почти миллион своих сограждан при разработке программы работы с диаспорой было бы чудовищной ошибкой.

Чуть ли не самым слабым местом данный инициативы (как и всей системы отношений между Израилем и еврейскими общинами) является отсутствие структуры, ответственной за ее реализацию на практике. В этом качестве рассматривалось и Еврейское агентство («Сохнут»), и израильское Министерство по делам диаспоры, и другие организации. Но у семи нянек, как известно, дитя без глаза.

И все-таки, несмотря на все оговорки, определенно можно заявить: «Лед тронулся, господа присяжные заседатели!» Официальный Израиль проявил понимание, о котором раньше можно было только мечтать, и это вселяет осторожный оптимизм. Смысл этой программы простой и четкий: Израиль берет на себя ответственность за жизнь евреев диаспоры. Подождем рекомендаций комиссии в феврале. Однако уже очень хочется услышать не менее четкую декларацию от представителей диаспоры: берут ли они на себя ответственность за судьбу Израиля и все, что в нем происходит? Для танго, даже еврейского, нужны двое.

Опубликовано на сайте Jewish.ru 24 января 2014 г.

Поделиться в соц. сетях

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий