Кто Вы, Ричард Сильверстайн?

Имя Ричарда Сильверстайна мало что говорит русскоязычному читателю. Между тем автор блога «Тикун олам» по праву снискал репутацию «израильского Викиликса»: в его блоге публикуются самые сенсационные и скандальные статьи о деятельности израильских спецслужб и оборонных структур. Все, на публикацию чего в Израиле наложен запрет, тут же появляется в блоге Сильверстайна и уже оттуда попадает в израильские СМИ. Так было и с арестом бывшей военнослужащей Анат Кан, обвиненной в распространении секретной военной информации, и со многими известными израильскими скандалами. Сильверстайн не скрывает своих левых политических взглядов, благодаря чему нажил себе немало врагов и хулителей. С момента начала боевых действий в Газе в его блоге регулярно предавалась огласке конфиденциальная информация, часть которой уже напечатана в израильской прессе. О том, каким образом жителю Сиэтла удается быть посвященным в секреты израильской армии и разведки и зачем все это ему нужно, Ричард Сильверстайн рассказал в откровенном интервью корреспонденту «Лехаима». 

Семен Довжик Ричард, ваше имя очень хорошо известно как американским, так и израильским читателям, но вот на русском языке в интернете практически нет упоминаний.

Ричард Сильверстайн Да, это так. Хотя у меня было несколько весьма неприятных инцидентов с русскоговорящими израильтянами. Однажды во время смены хостинга моего сайта некий русскоязычный сотрудник израильского IBM взломал мой сайт, вывесив на главной странице баннер «I stand with Israel» («Я за Израиль»). Стоило немалых денег восстановить доступ к сайту, а специалисты, работающие на Касперского, вычислили IP-адрес этого взломщика. Мне даже пришлось написать письмо его работодателям, но чем все это закончилось, я не знаю. Не хотелось бы делать каких-то обобщений, но я понимаю, что среди русскоязычных израильтян есть определенная группа достаточно консервативных людей, которых ужасно раздражает то, что я делаю. Они в этом не одиноки. Совсем недавно один весьма известный израильский общественный деятель призвал всех своих фейсбук-друзей сообщить в администрацию социальной сети, что мой профиль в Фейсбуке является фальшивым. Администрация ФБ заблокировала мой профиль на несколько дней. Подобные «карательные» акции в отношении меня происходят в сети с завидной периодичностью.

СД Вы не задумывались, почему вызываете у людей подобную реакцию?

РС Израиль — это страна, где рамки общественного и политического диалога постоянно сужаются. Все меньше и меньше толерантности и терпения по отношению к тем, чье мнение выходит за рамки консенсуса. Уровень нетерпимости, злобы и агрессии к таким людям, как я, огромен, и это только прогрессирует. В глазах определенной части израильтян, если вы подвергаете сомнению те постулаты, относительно которых в израильском обществе существует консенсус, вы тут же становитесь предателем, врагом, ненавидящим себя евреем и т. п. Людей откровенно раздражает то, что им не хочется слышать. Им не хочется осознавать, что многое в окружающей их реальности поменялось. И тем более им не хочется задаваться этическими вопросами. Они уверены, что угроза существованию Израиля автоматически оправдывает любые действия государства.

СД Кто вы, Ричард Сильверстайн, — журналист, блогер, общественный деятель?

РС Разумеется, я блогер. Какие-то из моих материалов легли в основу документального фильма Би-би-си о секторе Газа, я публиковался в «Гардиан» и «А-Арец». Но традиционные медиа крайне неохотно сотрудничают со мной. Мои источники всегда остаются анонимными, довольно часто я публикую информацию, которую невозможно подтвердить в течение довольно продолжительного времени. Кроме того, я резко критикую работу различных СМИ, прежде всего израильских. Многие журналисты в Израиле — это, по сути, стенографисты правительственных или армейских источников, они не пытаются копнуть глубже, не пытаются сверить полученную информацию с информацией из независимых источников. Та же «А-Арец» — газета, позиционирующая себя как либеральная, — должна, на мой взгляд, быть более критичной по отношению к израильскому обществу, в особенности, что касается армии и разведслужб. В этом я вижу и свою роль. Приведу пример. Я написал об инциденте у кибуца Нахаль-Оз, где погибли пять израильских солдат. Репортаж «А-Арец» оказался весьма лаконичен: произошло нападение террористов, пять солдат убиты. Той же ночью я написал, что эти солдаты спали во время нападения и это ужасная фашла (провал). Они оставили одного часового, который, как выяснилось, тоже спал, хотя должен был быть начеку и защитить своих товарищей. И на следующий день заголовки «А-Арец» полностью поменялись, теперь это стали называть скандалом. Я заставляю израильские СМИ, ровно как и армию и разведслужбы, быть более прозрачными, открытыми, признавать собственные ошибки и просчеты. Да, я блогер, который делает важнейшую журналистскую работу, но это не мейнстрим журналистики.

СД В традиционной журналистике принято сверять источники, направлять журналистские запросы, предоставлять возможность отреагировать на обвинения. Вы же пренебрегаете подобными правилами.

РС В Израиле зачастую информация о действиях армии или спецслужб предоставляется источником на условиях полной анонимности, ее невозможно подтвердить. Ни один официальный орган не даст комментариев, если только не будет особой заинтересованности в подобных комментариях. Если бы я ждал официальной реакции на мои публикации, я бы в жизни ничего не опубликовал. Как-то, когда израильский журналист Ронен Бергман, специализирующийся на деятельности разведки, опубликовал сведения о том, что специальная аппаратура Агентства национальной безопасности США (NSA) расположена на одной из военных баз в Израиле, я пробовал обратиться с запросом в официальные органы США. От своего источника я тут же получил название и месторасположение этой базы. Я направил запрос в Госдепартамент и в NSA. Никакого ответа из NSA я не получил и по сей день, а из Госдепа пришел ответ, что они не могут ни подтвердить, ни опровергнуть это. Я полагаюсь на свой израильской источник, поэтому публикую, не дожидаясь подтверждения. Но если чувствую, что информация может не соответствовать действительности либо нуждается в дополнительной проверке, не спешу с публикацией. Пару лет назад я воспользовался источником, который получал информацию от бывшего сотрудника израильских спецслужб, оказавшуюся фальшивкой. Так что мне приходится быть очень осторожным. Я допускаю, что моему источнику в Израиле периодически подкидывают дезу. Так что все же стараюсь подстраховаться и перепроверить сведения. Как показывает опыт, 90% информации моего источника абсолютно верны.

СД Ваш источник — это один человек или группа людей?

РС Я работаю с источником, который напрямую связан с человеком, находящимся в самом сердце израильской политики и имеющим армейское прошлое. Информация поступает от отставника к источнику и от источника непосредственно ко мне. Часть информации отставник получает от своих коллег в политической сфере, но львиная доля идет из армии и разведслужб. Эта информация сознательно не передается израильским журналистам, поскольку их руки связаны военной цензурой и судебными постановлениями, налагающими запрет на публикацию. Я же нахожусь в Сиэтле, и меня не могут ни арестовать, ни вызвать на допрос. Хотя я знаю, что все, что я публикую, отслеживается израильскими спецслужбами самым серьезным образом. Я не исключаю возможности, что у них даже есть доступ к моему компьютеру или электронной почте. Но они не могут мне диктовать, что публиковать, а что нет. И я точно знаю, что некоторые люди в израильской армии и спецслужбах сознательно используют мой блог для «слива» определенной информации, у них есть на это свои причины. Но я не марионетка в их руках: получая информацию, я стараюсь переработать ее таким образом, чтобы не дать себя использовать.

СД В одном из интервью вы упомянули, что всегда стараетесь понять мотивацию источника, сливающего вам конфиденциальную информацию. Как Вы это делаете?

РС К примеру, я получаю информацию о том, что агенты «Моссад» ликвидировали одного из лидеров «Хизбаллы» в Ливане или в Сирии. Я понимаю, что подобным образом «Моссад» хочет показать, что у него длинные руки и он достанет своих врагов в любом месте независимо от того, насколько они защищены. Меня же используют для укрепления репутации израильской разведки. Я с радостью информирую об этой ликвидации, но добавлю и свое мнение, действительно ли такие методы способствуют укреплению безопасности Израиля. Да, они провели огромную работу, грохнули кого-то, и они уверены, что эта ликвидация поможет Израилю. Но она отнюдь не помогает, и я аргументирую почему.

Однако меня несколько раз сумели провести вокруг пальца. Когда агент «Моссад» Бен Зайгер покончил жизнь самоубийством в израильской тюрьме, мне подсунули историю о том, что в израильской тюрьме наложил на себя руки… агент иранской разведки. Это оказалось дезинформацией. Зачем? Отвлечь внимание от того факта, что израильский гражданин и сотрудник разведки совершил суицид. Они посчитали необходимым поступить так, чтобы выиграть время. Впоследствии эта дезинформация привела к дипломатическому инциденту, в котором меня же и обвинили. Что ж, мне пришлось признать свою неправоту.

СД Вам нравится ваше прозвище «израильский Викиликс»?

РС Сравнение с Ассанжем здесь не совсем к месту. Да, я стремлюсь раскрыть как можно больше секретов и считаю это очень важным, поскольку, в отличие от других демократических государств, Израиль очень закрытая страна. Страна, помешанная на безопасности, секретности. Все, что я делаю, — ответ на непрозрачность и весь негатив, произрастающий от закрытого общества, одержимого на вопросах национальной безопасности.

СД Каким образом вам удается конкурировать с израильскими журналистами, находясь в Сиэтле?

РС У меня уникальный источник, работающий с уникальным информатором. Они не предоставляют мне сенсационных разоблачений каждый день, но их информация бесценна. К тому же в Израиле немало толковых и интеллигентных людей, чувствующих себя некомфортно в режиме закрытого общества и ограниченной свободы прессы. Они отдают себе отчет, что израильские СМИ не могут публиковать конфиденциальную информацию, но знают, что попади такая информация в мои руки, я ее обнародую. Есть немало израильтян, которые меня ненавидят, считая, что я предаю интересы Израиля, но более интеллигентные израильтяне, совершенно не разделяя моих взгляды, тем не менее считают, что, если подразделение солдат погибло потому, что солдаты спали на посту, а армия старается скрыть эту историю, правда должна выйти на свет. Люди могут называть меня циником, предателем, но я уверен, что делаю полезное дело.

СД Давайте вернемся в 2003 год, когда вы основали блог. Вы вели тихую, размеренную жизнь, занимались фандрайзингом для различных общественных организаций. Чего вам не хватало в жизни, зачем нужно было пускаться в этот водоворот событий?

РС Сколько себя помню, меня всегда увлекал Израиль. Я ходил в консервативную синагогу, ездил в летние еврейские лагеря, учился в Израиле (поэтому свободно владею ивритом). Израиль всегда был частью моей еврейской самоидентификации. Я прекрасно помню, как участвовал в произраильской демонстрации у здания ООН в Нью-Йорке в 1967 году, призывая мир защитить Израиль. Я всегда придерживался весьма либеральных взглядов, но мое мнение об Израиле сильно изменилось с годами. Когда я только начинал вести свой блог, я был сторонником принципа «два государства для двух народов» и считал себя либеральным сионистом. За последнее время я сильно полевел, поскольку Израиль дал очень серьезный крен вправо.

С появлением блогов я наконец смог свободно высказывать свое мнение, не нуждаясь в издателе или редакторе. Вначале я большей частью комментировал публикации в различных СМИ, так сказать, выдавал информацию со вторых рук. Пока не случилась история с Анат Кан. Израильский источник передал мне конфиденциальную информацию, когда еще имя Анат Кан нигде не было опубликовано. Никто не знал, что она арестована, никто не знал, за что. С этого началась настоящая история моего блогинга, полностью изменившая характер моего блога и мою репутацию блогера.

«Я есть закон». Карикатура на Ричарда Сильверстайна. Новостное агентство «The Mike Report». Октябрь 2013

СД Многие считают вашу деятельность антиизраильской.

РС Как меня только не называли: антисемит, враг Израиля… Естественная реакция человека, абсолютно уверенного, что Израиль всегда прав и никогда не совершает ошибок. Меня, отца троих детей, умудрились обвинить даже в педофилии. Раньше меня это очень беспокоило и чрезвычайно раздражало, но сейчас я не позволяю подобным вещам оказывать на меня влияние.

Я верю в то, что Израиль имеет право на существование и что еврейский народ имеет право строить свое государство на Земле Израиля. Но я также поддерживаю право палестинцев на самоопределение. Раньше я поддерживал принцип «два государства для двух народов», но если единственный способ мирного урегулирования — это одно государство для двух народов, то так тому и быть. Представьте себе: я сионист! Хотя мой сионизм и сильно отличается от сионизма Биби Нетаньяху.

СД Ричард, вы столько лет пишете о ближневосточном конфликте, почему же у вас нет источников внутри «Хамас», «Хизбаллы» или любой другой организации, действующей в регионе?

РС Палестинцы в «Хамас» или в палестинских официальных органах не питают ко мне доверия из-за моих тесных связей с Израилем. К тому же я нахожусь в Сиэтле, а палестинцы отказываются доверять тем, с кем они не могут поговорить тет-а-тет. Будь я в Израиле или в Газе, мне пришлось бы столкнуться со многими другими проблемами, но я бы заполучил подобные источники и среди палестинцев. Поэтому мне приходится специализироваться на Израиле.

СД Может, вы просто одержимы Израилем?

РС Если вы еврей и ваше еврейство важно для вас, конечно вы будете одержимы Израилем. Я одержим Израилем не больше, чем все те, кто работает в многочисленных произраильских организациях, таких как «Israel Project» или Антидиффамационная лига. Есть миллионы блогеров, выбирающих для себя тему и специализирующихся в ней. Или представители академической сферы, всю свою жизнь работающие над определенной тематикой. Это клише, но я действительно стараюсь сделать Израиль лучше. Людям может не нравиться то, что я делаю, но в конечном счете я уверен в своей правоте.

СД Кто спонсирует ваш блог?

РС Я получаю пожертвования от читателей. Я бы с удовольствием получил гранты различных НKO, но пока таковых не поступало. Иногда я получаю гонорары СМИ за публикацию моих статей. Вот и все мои доходы.

СД То есть вы ничего не зарабатываете. Как относится к этому ваша жена?

РС Разумеется, я не зарабатываю, как человек, работающий на полную ставку. Кстати говоря, мои критики неоднократно называли меня безработным неудачником. У меня бывают гранты от европейских фондов, я получаю оплату за консалтинговые услуги, у меня неплохие гонорары за мои публикации. Но это все наносное. Меня гораздо больше заботит качество передаваемой мной информации и влияние моего блога на происходящее в Израиле. Сколько денег я приношу в семью — пусть это останется между мной, моей женой и нашим семейным бухгалтером.

СД Когда ваши дети спрашивают: папа, где ты работаешь? — что вы отвечаете?

РС Моему старшему сыну уже 13, и он более-менее представляет себе, чем я занимаюсь. Младших немного раздражает, что я провожу столько времени у компьютера, особенно когда готовлю сенсационную публикацию и не могу ни на что отвлекаться. Для меня важно, чтобы мои дети понимали, чем я занимаюсь. Я стараюсь им объяснить происходящее между Израилем и палестинцами. Моя жена тоже не сразу оценила мой энтузиазм относительно ведения блога. С тех пор как мои репортажи стали намного серьезнее и значимее, мне кажется, она больше прониклась моим делом. Или просто смирилась. Это непросто, когда ты пишешь о том, что находится за тысячи километров от твоего дома, и не все из твоего окружения понимают, зачем тебе это надо.

СД Опишите ваш день: когда вы встаете, сколько часов в день работаете?

РС Это работа без выходных и отпусков. В первую очередь я пишу посты для своего блога, но немало времени я провожу отвечая на комментарии. Мне важно, чтобы представители как левого, так и правого лагеря могли высказать свое мнение, но в то же время я хочу оградить людей от оскорблений, что требует постоянного мониторинга. К тому же немало времени я трачу на исследование определенных тем и чтение периодики, прежде всего израильской, как на английском, так и на иврите. Мое самое эффективное время — это поздний вечер, когда в Израиле уже утро и я могу связаться со своим источником. Не забывайте, что, ко всему прочему, я еще и «сидящий дома отец» и занимаюсь воспитанием троих детей, пока моя жена на работе. Так что мой день поделен между работой над блогом и семьей.

СД Как реагирует на вашу деятельность еврейская община Сиэтла?

РС Точно так же, как израильское общество дало крен вправо, изменилась и политическая ориентация американской еврейской общины, в особенности ее лидеров. В Израиле 80 семей контролируют львиную долю капитала страны, и в американской общине супербогатые лидеры правят бал. Евреям, политические взгляды которых выходят за рамки израильского консенсуса, тяжело найти свое место в общине. Поэтому ко мне здесь относятся с большим подозрением. Но я не позволяю общине подвергать меня остракизму, и общине приходится свыкнуться с моим существованием. И если община организует мероприятие или акцию, которые вызывают у меня отвращение, значит, я им назло устрою альтернативное мероприятие.

У меня есть серьезные опасения относительно будущего поколения еврейской общины. В годы моей молодости я мог пойти в «Гилель», открыто представить свои взгляды, и ко мне относились с уважением. Но сегодня это практически невозможно. Молодые евреи отдаляются как от Израиля, так и от общины. Мне за 60, поэтому остракизм не возымеет надо мной действия. Но если остракизму подвергаются 20‑летние ребята, у них не будет ни малейшего желания остаться в общине. Они говорят: зачем мне быть частью общины, в которой от меня требуют оставить свои мозги за порогом, когда речь заходит об Израиле? Наша община толерантнее и восприимчивее к различным мнениям.

Опубликовано в журнале Лехаим 21 августа 2014 года

 

Поделиться в соц. сетях

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий